04:15 29.01.2013 | Все новости раздела "Консервативная партия "За нашу Родину""

Своими именами: "на злобу дня"

О национальной военной мысли и военной науке

Из доклада на заседании Академии военных наук 26.01. 2013

 

Мы считаем аксиомой утверждение, что армии без военной мысли и военной науки не бывает, а если бывает, то и армия и государство всегда платят за это кровью и поражением

В целом, как это ни прискорбно, приходится констатировать, что сегодня в России национальная военная мысль – мертва: советская военная мысль  -  закончилась, а российская военная мысль  -  не создается.

Общее состояние национальной военной мысли таково, что система профессионального военного образования сегодня не имеет современной системной научной базы, так как в настоящее время не создана общая теория войны.

ВОЕННАЯ НАУКА – как составная часть науки вообще и самостоятельная политическая наука, является одной форм общественного сознания, системой знаний о войне как социальном явлении, закономерностях, способах и особенностях ее подготовки и ведения в конкретной исторической обстановке.

Военная наука основывается на теории войны, на основных достижениях практически всех отраслей науки и охватывает - основные вопросы организации национального бытия, играющие важную роль в формировании успешного настоящего и будущего нации, как самостоятельного и независимого субъекта человеческого социума, находящегося в состоянии перманентной войны за свое историческое будущее, что  является предметом и объектом ее исследования.

Она также охватывает: учение о стратегии; военное искусство, как искусство вооруженной борьбы; теории своих отраслевых и видовых частей; вопросы организации и подготовки государств и их вооруженных сил к войне; вопросы экономических и моральных возможностей нации (страны) и государств (стран) противников для ведения войны, что так же является предметом и объектом ее исследования.

Необходимо отметить, что  сегодня есть только один и единственный военный ученый, серьезно и методологически безупречно разрабатывающий проблематику объекта и предмета исследований военной науки, это Президент Академии военных наук, доктор исторических и доктор военных наук, генерал-армии Махмут Ахметович Гареев.

Применительно к нашей трактовке военной науки и теории войны, можно утвердительно сказать, что наше время ежедневно, если не ежечасно подтверждает, что война - это не «когда стреляют пушки», а когда на наших глазах из истории исчезают целые народы, возникают и исчезают государства.

Мы убеждены, что если дальше не называть этот процесс войной, то становится совершенно непонятно - что это за процесс и почему он существует вообще, зачем и кто его ведет, а самое главное - что будет дальше и что делать(?).

Наверное, сегодня, когда постоянно появляются новые «виды войн» и мировая общественность об этом явлении говорит горячо и открыто - продолжать считать аксиомой, что «война это вооруженное насилие», по меньшей мере, недальновидно, так как мир реально уже воюет, воюет жестоко, масштабно и отнюдь не только «танками».

***

Нам представляется, что поле для развития нашей военной науки, как единственной синтетической общественной науки, способной обнять  совокупность проблем бытия держав, сегодня колоссально, поэтому попробуем сформулировать хотя бы только часть ее направлений.

Главным направлением развития национальной военной мысли должно стать создание Основ общей теории войны.

 

***

Существует еще целый пласт фундаментальных военно-научных проблем, непосредственно относящихся к сфере вооруженной борьбы, решение которых позволит резко улучшить общее состояние национальной военной мысли и которые имеют сущностное значение для национальной безопасности России.

На наш взгляд, важнейшими из них являются:

·               собственно военная составляющая Национальной стратегии России и ее Военная доктрина;

·               проблемы определения существа современных войн, их признаков, показателей и критериев начала, а также понятийного аппарата теории войн (например, что есть «война», «агрессия», «агрессор», каковы и что представляют собою «новые операционные средства войны», «мирное и военное время» и так далее)

·               проблемы начального периода войны (к примеру, когда давать команду на отмобилизование и переход к военному времени, и кто будет охранять гарнизоны и объекты инфраструктуры, когда войска уйдут в М-1);

·               проблема разработки Плана обороны страны, что, очевидно, шире, чем планы применения Видов ВС;

·               порядок приведения страны к высшим степеням готовности к войне;

·               комплекс мобилизационных проблем в эпоху «рынка»;

·               проблемы системы управления государством в мирное и военное время и порядок перехода от одного состояния страны и системы управления страной к другому;

·               проблемы военного образования как системы подготовки профессиональных кадров государственного и военного управления, военные профессиональные образовательные стандарты;

·               проблема кодификации Военного права России и выпуск соответствующих кодексов;

·               проблема разработки государственной идеологии воинской службы и корпоративной этики офицерского корпуса);

·               проблема информационной устойчивости стратегического управления страной и войсками и так далее;

·               информационная модель и информационная картина боя;

·               сетевые войны и войны в условиях применения оружия работающего на новых физических принципах (например, нанотехнологии);

·               что такое совместные военные системы и совместные стратегические действия (партнерство, союзничество);

·               перспективы развития Видов ВС и родов войск, их соотнесенность, обеспечение и взаимодействие;

·               проблемы военно-гражданских отношений;

·               роль морального фактора в войнах будущего, психологии населения и общества в формировании духа победы и так далее.

***

В целом, без ответов на все эти вопросы мы просто никогда не будем готовы к войне и заранее отдаем инициативу своим геополитическим противникам.

Очевидно, что без официальной постановки и серьезной научной разработки этих проблем будет невозможна их формализация в национальном государственном и военном праве, а значит и в практике государственного и военного строительства.

Нам представляется, что одними из, может быть, главных причин такого катастрофического положения дел с национальной военной мыслью, являются:

·               отсутствие четко сформулированного заказа высшей государственной власти России и высшего командования ее Вооруженных Сил на теоретические разработки стратегического плана;

·               отсутствие независимого экспертного органа (института, центра и т.д.), который был бы уполномочен: получать заказы на разработку научных проблем стратегического характера; имел достаточные финансовые ресурсы для того, чтобы  формулировать проблемы, заказывать их разработку, вести самостоятельную научную деятельность, и так далее, и при всем этом  -  состоять на содержании Министерства обороны или Совета Безопасности Российской Федерации, и отчитываться исключительно перед ними.

·               отсутствие надлежащего финансирования и привычка к «интеллектуальной халяве»;

·               практическое исчерпание специалистов, способных осознать проблему, четко сформулировать ее и предложить собственный путь ее решения, способных отстоять свой путь в дискуссиях и при давлении авторитетов, «звезд и погон», мнений  и политической целесообразности;

·               отсутствие национальных механизмов оценки и реализации теорий общестратегического уровня;

·               отсутствие интереса к военной науке у значительного числа представителей высшего командного состава Вооруженных сил, их личная культурная и профессиональная деградация.

Нам представляется, что это, во многом, определяется и тем, что высшее руководство нашего государства и значительная часть высшего командного состава Вооруженных Сил РФ не осознает состояния, в котором сегодня протекает бытие России и ее Армии.

Мы убеждены, что самый важный вывод, который мы должны сделать из оценки современной стратегической обстановки таков  -  наше национальное бытие протекает в состоянии войны, и победа в ней будет на стороне не только более технически более совершенной, но и более культурной и образованной нации, а также ее профессионально подготовленной и защищающей безусловно правое дело, армии, ведомой прекрасно образованным офицерским корпусом.

оссии, в тов время, как Министр обороны уже объявил ее законченной.

 

 

 

 

 

Есть еще один важный аспект  -  поиск и нахождение новых идей и их талантливых авторов в сфере военной науки, а также предоставление им возможностей для работы, творчества и практической реализации их идей в интересах России и ее Вооруженных Сил.

В этом плане, позволю себе привести ряд важных утверждений содержащихся в статье нашего современника,выдающегося российского ученого,создавшего теорию «матрицы смыслов», Владимира Арсентьевича Рубанова

«Поиском талантливых людей нужно заниматься активно, а не ожидать заявок на коммерчески выгодный и при этом нерискованный проект. Глобальные охотники за головами отбирают таланты по оригинальным публикациям, ярким выступлениям на семинарах и т.п. Так что интеллектуальные сливки снимаются еще до стадии их готовности к созданию проектных команд.

И еще о технологиях формирования инновационных прорывов. Она – в системе приоритетов. Так в знаменитом американском агентстве DARPA существует ряд принципов.

 Первый гласит: риск потерять талантливого человека и перспективную идею выше, чем риск потерять деньги.

 Принцип второй – приоритетной поддержкой пользуется идея, которая оппонирует традиционным подходам.

Принцип третий – под новые идеи и проекты формируются новые команды и структуры.

У нас, к сожалению, все наоборот. При финансовых рисках проекты обречены.

При оппонировании сложившимся научным направлениям шансы пройти экспертизу близки к нулю. А вес вывесок научных учреждений и регалий у нас превышает признаки таланта и перспективности научной идеи».

Должен заметить, что в области военной науки все  хуже во сто раз, так как для любой идеи, кроме прямых запретов на «инакомыслие», существует система должностных фильтров, что приводит к практическому уничтожению новых идей и их талантливых авторов.

***

Для того, что бы российская военная мысль не зачахла на корню, то есть вышла бы из сегодняшнего состояния «комы», необходимы, на наш взгляд, серьезные институциональные изменения в системе национальной военной науки.

Нам представляется целесообразным, чтобы в этих целях:

·  состоялось решение о создании в рамках Президиума РАН Совета по проблемам войны и мира и отдельного направления академических (фундаментальных) исследований по направлению военное дело;

·  Министр обороны принял решение о введении должности Помощника МО РФ по науке, и о создании независимого Центра военной науки с приданием ему  статуса головной научной структуры Минобороны, а так же введение должности Заместителя Начальника Генштаба ВС РФ по науке;

·  возможно  аналогичное решение Верховного Главнокомандующего ВС РФ – Президента России о создании подобно» структуры в рамках Совета Безопасности Российской Федерации.

Так как у нас любая общественная наука всегда носит конъюнктурный характер, то есть обслуживает взгляды и идеи сегодняшнего руководства, что является совершенно недопустимым, то, в этом плане, здесь ключевым словом является слово «независимый», что подразумевает возможность и право руководства Центра вести самостоятельную кадровую, научную и экономическую политику, опираясь на соответствующее право и щедрость Минобороны и государства.

Считаем, что в Российской Академии Наук необходимо образовать самостоятельный Центр (Комитет, направление) военных наук.

Здесь представляется уместным провести аналогию с отношением государства к национальной фундаментальной науке.

Напомним тот факт, что заказ государства нашей национальной науке на разработку ядерного оружия, в конечном счете, сказался тем, что всего за полтора десятка лет СССР стал великой мировой державой по собственно ядерной компоненте вооружённых сил, а так же в ракетостроении, самолётостроении и космосе, и, безусловно, в науке – физике, математике, химии, приборостроении и так далее.

Сегодня можно с удовлетворением отметить, что государство, наконец, осознало, что в фундаментальную науку (несмотря на то, что она не дает немедленного эффекта и мгновенно не окупается) оно должно вкладывать огромные деньги и всячески поощрять ее творцов, так как в ином случае неминуемо отставание от мира развитых держав, зависимость от них, и, в конечном счете, утрата национального суверенитета и национальной безопасности.

Мы убеждены в том, что:

·         во-первых, нет ничего более полезного, выгодного и эффективного чем хорошая теория;

·         во-вторых, военная наука относится к категории фундаментальных наук, что означает только одно  -  государство обязано вкладывать в нее серьезные средства и поддерживать ее институты и творцов в той же мере, что естественные науки.

Знания,  всегда  -  сила, поэтому, военные знания должны стать нашим профессиональным культом.

Россия должна собирать  своих творцов, пророков и мыслителей, оберегать их и дать им возможность свободно творить, а также создать им все мыслимые благоприятные условия для их творческой работы и личной жизни.

 

Александр Владимиров

26 января 2013 г.


Читать текст доклада полностью на http://консервативная-партия.рф/load/mnenija_nashikh_sovremennikov/doklad/3-1-0-65



Источник: Консервативная партия "За нашу Родину"

  Обсудить новость на Форуме