Yota

11:00 13.01.2013 | Все новости раздела "Народная Партия "Алга" (ДВК)"

Подобное опекунство - сигнал Астане

6 ноября 2012 года

Автор: Deutsche Welle

Известный казахстанский театральный режиссер Болат Атабаев проводит в Европе встречи с местными политиками и депутатами. В этом ему помогает парламент Федеративной Республики Германия. В бундестаге считают, что на родине режиссера преследуют за его убеждения. Сам Булат Атабаев в интервью DW рассказал, что кроме встреч он занят подготовкой театральной постановки.

Пребыванию Атабаева в Европе предшествовал целый ряд событий. Сначала поездка вместе с другими гражданскими активистами и оппозиционерами к бастующим в Жанаозене нефтяникам непосредственно перед начавшимися там массовыми беспорядками зимой 2011 года. Затем арест и грозящее ему тюремное заключение по обвинению в разжигании социальной розни. Далее, в июле 2012 года, освобождение и перевод из числа подозреваемых в свидетели.

Этому в значительной степени способствовало вмешательство культового казахстанского кинорежиссера Ермека Турсунова — он убедил КНБ отпустить друга, а того, в свою очередь, написать заявление о раскаянии, — а также протесты со стороны ряда западных деятелей культуры и политиков. И, наконец, выезд в ФРГ на вручение медали имени Гёте в августе 2012 года.

Опекунство — сигнал Астане

В самом Казахстане по-разному оценивают участие этого крупного деятеля культуры в событиях, произошедших в Жанаозене. Одни видят в этом проявление зрелой гражданской позиции. Другие считают, что Атабаева использовали в своих целях те силы, которые были заинтересованы в эскалации конфликта между властью и нефтяниками.

Депутат бундестага Виола фон Крамон (Viola von Cramon), которая взяла шефство над Атабаевым, заявила в интервью DW, что ее опекун не был использован и тем более куплен, что активность известного художника в политике — это важное явление в общественной жизни Казахстана.

"Астана представляет Атабаева как провокатора. Но он достаточно долго наблюдал, как власти шаг за шагом закручивают гайки. Я надеюсь, опекунство, как наш сигнал Астане, ему поможет — он не будет арестован, когда вернется в Казахстан", — говорит депутат бундестага. Она уточнила, что "конкретно патронат проявляется в повышенном внимании к тому, что связано с опекуном, а также в помощи при проведении пресс-конференций, в контактах с широкой общественностью в Европе, в поездках, когда Атабаев находится в Германии".

"Меня никто не использовал"

Сам Булат Атабаев в интервью DW рассказал, что сейчас он проводит встречи с депутатами Европарламента и бундестага, планирует встретиться с политиками из Франции и Италии и одновременно готовит театральную постановку. Ряд ролей в этом спектакле будут играть бывшие актеры казахстанского Немецкого театра, которые в свое время уехали в Германию. "Это спектакль о том, почему довели до такого состояния нефтяников в Казахстане. Нефть нужна, а нефтяники не нужны. После премьеры, наверное, будет турне по Европе, а потом я уеду домой, в Казахстан", — сказал Атабаев.

В интервью DW режиссер отметил, что при его освобождении власти Казахстана стопроцентного "деятельного раскаяния", на котором они настаивали, не получили. Он написал, что раскаивается или сожалеет, что пролилась кровь. "Я на это пошел, потому что Турсунову надо было, чтобы от меня отстал КНБ, а Владимир Козлов и Серик Сапаргали, которые остались сидеть, просили, чтобы я вышел и все сделал для их освобождения", — сказал Атабаев. "Я понимаю, кто имеется в виду, когда говорят, что меня использовали. Имеется в виду Мухтар Аблязов. Но у меня нет прямой связи с ним, хотя я очень уважительно отношусь к этому человеку. Я в оппозиции с 1998 года и меня никто не использовал", — заявил он.

Режиссер отметил, что если суд над оппозиционерами, обвиняемыми в разжигании конфликта в Жанаозене, в первую очередь над Владимиром Козловым, к моменту его возвращения в Казахстан еще не закончится, то он примет участие в нем как свидетель. "Я свои письменные показания дал, но их проигнорировали. Если бы я остался подсудимым, я бы все сделал, чтобы превратить суд в фарс, в комедию, я не признал бы легитимность суда. В Казахстане нет правосудия, там есть судопроизводство", — добавил он.

Политический ход

По словам живущего в Германии представителя Загранбюро казахстанской оппозиции Серика Медетбекова, Атабаев — это человек, который внес свою лепту в культуру Казахстана. "Он поехал в Жанаозен, чтобы донести до властей свою гражданскую позицию, и в этот момент его попытались привлечь к уголовной ответственности. Но судить такую фигуру власти не решились, им нужен был политический ход, который позволил бы избежать заключения Атабаева в тюрьму", — говорит DW оппозиционный политик, объясняя причину освобождения Атабаева после вмешательства Ермека Турсунова.

Оценивать действия, которые совершал Атабаев в ходе жанаозенских событий, как будто их совершал политик, а не деятель культуры, не совсем правильно, считает Серик Медетбеков. И шефство над ним в Германии взяли благодаря тому, что он является известным художником. "При этом в Казахстане очень сложная ситуация, там нарушены механизмы исполнения решений, принимаемых даже президентом, и на этом фоне история с Атабаевым и опекунством в Германии оказывает лишь ограниченное влияние на политику в самом Казахстане", — говорит представитель оппозиции Серик Медетбеков.

А депутат бундестага Виола фон Крамон указывает на то, что немецкая дипломатия в отношениях с Астаной слишком осторожна. Но, помимо исполнительной власти в лице МИДа, есть законодательная власть, и не в последнюю очередь благодаря давлению со стороны парламентариев и их апелляциям к общественному мнению Атабаев сейчас на свободе.

Источник:

Источник: Народная Партия "Алга"

  Обсудить новость на Форуме